Alma mater

CIO

15 декабря 2009г.

На сегодняшний день фактически ни у одного вуза в России нет комплексной интегрированной системы, которая объединяла бы в себе управление всеми его процессами. Частичная автоматизация силами самих вузов в настоящее время ведется, но без комплексного подхода. Это не лучшим образом сказывается на результатах: вузы не получают максимально возможного эффекта от применения ИТ.

В последние годы российское правительство стало выделять средства на реформирование технического и информационного обеспечения учебного процесса. Получив гранты в рамках приоритетного национального проекта «Образование», многие вузы, реализуя инновационные программы, внедряют информационные технологии.

Сокращающееся (в силу неблагоприятной демографической обстановки) число абитуриентов и введение единого государственного экзамена требуют от учебных заведений в условиях возрастающей конкуренции постоянно повышать качество предоставляемого образования. Хорошим способом улучшения качества образования и его контроля является внедрение автоматизированных ИТ-систем, и сегодня вузы в полной мере осознали это. «Однако, несмотря на большое число проектов по внедрению ИТ-решений в образовательной сфере, автоматизация вузов идет медленно, и мы отстаем по степени информатизации учебных заведений от Европы и Америки, – отмечает Евгений Васильев, консультант по корпоративным решениям ИТ-компании «Флексис». – Существующие на сегодняшний день ИТ-системы, как правило, автоматизируют только финансово-хозяйственные операции в вузах и не затрагивают других аспектов их деятельности». Во многих вузах по-прежнему распространена «кусочная» автоматизация. Как правило, это заказные или собственные разработки: учебное заведение когда-то приобрело или собственными силами разработало программное решение, обеспечивающее автоматизацию выполнения ограниченного круга задач и внедрявшееся без долгосрочного стратегического плана. Поэтому к моменту внедрения комплексного решения оно уже зачастую морально устарело и обычно просто несовместимо с внедряемой информационной системой.

Требуется поддержка ИТ

В первую очередь поддержка средствами ИТ требуется образовательному процессу. В ближайшее время вузы будут вынуждены массово переходить на многоуровневую систему образования, и этот процесс уже идет. Это добавляет управленческих задач по планированию, и не всегда с ними можно справиться «вручную». «Так, например, появление понятия «индивидуальная образовательная траектория» влечет за собой резкое увеличение объема единиц планирования, назначаемых заданий, учета результатов обучения, – поясняет Михаил Алашкевич, директор центра компетенции департамента по работе со сферой образования компании IBS. – Такого рода задачу управления образовательного процесса невозможно решить без информационных систем. Представим себе, что у нас есть 20 тысяч субъектов учета, которые надо распределить по соответствующим учебным дисциплинам, лекционным аудиториям, либо назначить им практики, либо проверить, насколько они выполнили свой учебный план, увязать эти результаты с начислением стипендии и так далее. Хорошо бы, чтобы в этот интегрированный программно-технический комплекс были включены и элементы поддержки образовательного процесса – такие как системы электронного обучения, виртуальные среды и пр. Создание подобных сложных систем требует комплексной автоматизации, причем такая модернизация управления, как правило, становится двигателем развития вуза в целом».

Вузам необходимо усиливать направление инфраструктурной поддержки, основу которой составляют система авторизации пользователей и система информационной безопасности.

Большого внимания требует создание системы административно-управленческой деятельности вуза. Слабая автоматизация учебного процесса приводит к тому, что на сбор и оформление необходимых статистических отчетов уходит время и силы преподавателей, данные запаздывают, отличаются неполнотой, вольно или невольно искажаются и т. д. «Кроме того, при подготовке отчетов вручную самый внимательный аналитик не сможет выявить скрытые закономерности и тренды, которые легко вычисляются при анализе больших массивов данных с помощью современных информационных технологий, – отмечает Светлана Лесневская, руководитель консультационного центра корпорации «Галактика». – Таким образом, автоматизация учебного процесса не только ведет к его оптимизации, но и снижает объем рутинных действий преподавателей, позволяет им сосредоточиться на главном – обучении студентов».

Внедрение административного модуля, который содержит списки студентов и преподавателей, учебные планы, данные по успеваемости, создает фундамент для разработки информационных систем поддержки учебного процесса.

– Эти два компонента – управленческо-административный и инфраструктурный – должны развиваться параллельно, иначе отставание одного из них начинает тормозить весь процесс, – считает Андрей Гусев, директор по развитию санкт-петербургского филиала ГРУППЫ «Астерос». – Затем к ним подключается финансово-хозяйственный модуль, который, в свою очередь, плотно связан с учебной частью.

Введение ЕГЭ и связанных с ним изменений в условия приема абитуриентов вывело на первый план еще одно направление автоматизации. В уходящем году приемные комиссии столкнулись с серьезными трудностями: вузы захлестнул огромный поток бумажных документов от абитуриентов – при практически полном отсутствии систем для их потокового сканирования и обработки.

Для многих вузов очень актуальным является процесс контроля знаний, который при высокой загрузке преподавателей легче и быстрее решать с помощью специальных информационных систем тестирования, причем как полностью электронных, так и позволяющих обрабатывать бумажные тесты.

Кроме того, сейчас вузам необходимо создать системы дистанционного обучения, которые позволят студентам получать онлайн-консультации и доступ к учебным материалам и заданиям.

«Все перечисленные направления автоматизации очень важны, и надо уделять внимание всем процессам деятельности учебных заведений, – считает Юрий Корюкин, директор по корпоративным проектам компании «ABBYY Россия». – Можно, конечно, расставить приоритеты, и в условиях недостаточного финансирования сделать это придется. Но рассматривать систему, по крайней мере на этапе проектирования, надо как единую».

Задача со многими неизвестными

Активному внедрению информационных систем в вузах мешает прежде всего высокая стоимость и неэффективность решений. Многие вузы просто не могут позволить себе качественные решения по автоматизации из-за их высокой стоимости. Например, проекты по интеграции систем в вузах могут стоить несколько десятков миллионов рублей. Однако проблема вызвана не только недофинансированием, но и нерациональным расходованием ресурсов: проекты откладываются, тормозятся, не доводятся до конца.

Неэффективность решений объясняется их низким качеством и сопротивлением сотрудников вузов новым технологиям. «Вузам и выбирать-то, собственно, не из чего, – считает Светлана Лесневская. – Часть учебных заведений использует тиражные программные продукты, разработанные для других отраслей, – а это ведет к дополнительным расходам на доработку, адаптацию ПО к специфике образовательной организации, учебных процессов. Другие вузы делают ставку на собственную команду разработчиков – штатных либо привлеченных по договору. Да, проблему отраслевой специфики это, как правило, решает. Но может ли заказчик быть уверен, что в конечном продукте будут использованы новейшие информационные и управленческие технологии, что будет обеспечена оперативная поддержка законодательства, обновление версий и пр., что информационная система не пострадает и сможет развиваться в случае конфликта вуза с разработчиками? Таким образом, появление на рынке программных продуктов, адаптированных к потребностям вузов, – назревший вопрос».

На качество внедряемых решений оказывает влияние отсутствие комплексного подхода к автоматизации вуза. Вузовские процессы сами по себе не интегрированы, и поэтому у каждой системы есть свои заказчики и администраторы: заказчик бухгалтерия, заказчики отдел кадров и деканат... Например, каждый деканат (или институт в составе университета) должен представлять отчетность на верхний уровень. Деканатам, институтам, обслуживающим подразделениям важно иметь свою учетную систему, а единого заказчика на комплексную информатизацию в лице ректора или ректората, как правило, нет. «Есть, конечно, ряд исключений, но обычно комплексная информатизация, по мнению ректора, состоит в интеграции существующих подсистем-«самиздатов», и этот процесс затягивается на годы, забирает массу времени и денег без какого-либо системного эффекта, – отмечает Михаил Алашкевич. – В случае такой автоматизации процессов речь уже не идет о повышении качества образования и достижении большей эффективности деятельности вуза, зато десяток вузовских «айтишников»-энтузиастов всегда при деле».

Часто для автоматизации конкретного процесса вузы внедряют типовые решения из других областей бизнеса. В результате у различных кафедр и подразделений возникают разные решения, которые интегрируются между собой только путем ручного ввода данных. Причем бывает, что вузы используют не профессиональные системы, а программы, написанные студентами. Причины, по мнению Евгения Васильева, кроются в обоюдном непонимании задачи: в вузах не всегда осознают, какое именно ИТ-решение необходимо, а системные интеграторы не понимают специфики вузов и тех бизнес-процессов, которые там происходят. На сегодняшний день игроков ИТ-рынка, специализирующихся на сфере образования или имеющих в ней достаточную экспертизу, очень мало.

Еще одна серьезная проблема – неподготовленность пользователей, а также отсутствие в учебных заведениях квалифицированных ИТ-специалистов. «Для технической поддержки сложных автоматизированных систем нужны именно такие, – объясняет Михаил Алашкевич, – но практически любой вуз скажет вам: на оплату специалистов средств нет. Даже там, где внедряются системы промышленного уровня, после завершения проекта по внедрению возникает вопрос поддержки системы. Как только в вузе появляется сертифицированный специалист, скажем, по программным продуктам Oracle, он тут же может быть перекуплен другими организациями (чаще всего бизнес-структурами) из-за несопоставимого уровня зарплат».

Что касается сопротивления внутри вуза, то оно определяется, по мнению Евгения Васильева, традиционно высоким уровнем консерватизма в педагогической среде: сотрудники привыкли работать старыми методами и не хотят принимать и использовать новые технологии в своей работе. Усиливается сопротивление и из-за того, что многие внедряемые системы крайне неудобны в использовании.

Серьезным барьером является отсутствие взаимопонимания между ИТ и администрацией вузов, а также нехватка ресурсов для продвижения информационных технологий до того уровня, когда они смогут стать движущим фактором развития образования.

– Что такое современный крупный университет? – рассуждает Андрей Гусев. – Фактически это холдинг: несколько тысяч человек, десятки обособленных факультетов, сотни распределенных учебных площадок. Сейчас ИТ-служба вуза регулирует общие вопросы информатизации, тогда как должна формулировать стратегию развития ИТ и сопровождать ее внедрение в масштабах всего заведения.

Еще одна проблема – отсутствие законодательной базы, которая мотивировала бы преподавателей на работу в новой информационной среде. «Преподаватель точно знает, какую сумму он получит, прочитав 10 лекций «вживую», – поясняет Андрей Гусев. – Но как оценить воспроизведение его лекций в формате мультимедиа? На эту проблему накладывает свой отпечаток определенный консерватизм. Многие преподаватели как специалисты сформировались еще в доинформа-тизационную эпоху, и их очень сложно убедить в эффективности новых подходов к обучению».

Выход есть

Все описанные проблемы можно решить только совместными усилиями вузов, интеграторов и государства.

«Решить проблемы позволит системный подход к автоматизации, – уверен Александр Федин, директор департамента топливных и смарт-систем компании «АйТи». – В нашем случае это выстраивание концепции внедрения ИС, охватывающей все основные процессы учебного заведения. Мы понимаем, что приходим не на пустое место: в любом вузе уже есть свои решения, построенные на основе коммерческих продуктов и собственных наработок. Их необходимо интегрировать между собой, чтобы исключить многократный ввод данных и обеспечить синхронизацию и актуализацию информации во всех системах».

Учитывая ограниченность бюджета большинства вузов, важно обратить внимание, позволяет ли архитектура решения проводить проект поэтапно, начиная с важнейших служб и направлений. «При этом с самого начала должна быть разработана долгосрочная, рассчитанная как минимум на несколько лет стратегия развития информационной системы, – подчеркивает Светлана Лесневская. – Она должна учитывать и перспективы развития вуза, и тенденции рынка ИТ, и планы компании-разработчика, и управленческие приоритеты».

Евгений Васильев советует вузам уделить больше внимания обучению новым технологиям своих сотрудников, и в первую очередь проректоров по безопасности, поскольку именно они, как правило, отвечают за информатизацию учебных заведений. Без надлежащих знаний в области применения современных информационных технологий невозможно планировать стратегию развития информационной инфраструктуры вуза.

Проблема отсутствия в учебных заведениях квалифицированных ИТ-специалистов остается одной из самых острых. Без ее решения сложно вести речь о внедрении и поддержке комплексной информационной системы. Михаил Алашкевич приводит пример Сибирского технологического университета в Красноярске. Университет приобрел у другого вуза фактически коробочную информационную систему на основе программных продуктов Oracle. Систему доработали, адаптировали под требования вуза, затем подготовили группу сертифицированных специалистов для работы с ней. Осознавая риск «перехвата» специалистов такого уровня, руководство вуза издало специальный приказ, по которому они смогли получать более высокие зарплаты. Такой подход позволил сохранить людей и добиться эффективного использования внедренного ПО.

Исторически во многих вузах сложилось разрозненное ИТ-хозяйство: какие-то компьютерные классы и лаборатории принадлежат одному факультету, какие-то закуплены и поддерживаются на деньги другого, отдельно от всего этого существует интернет-служба и так далее. Один проректор начал создавать свою ИТ-службу раньше, другой, в том же вузе, заинтересовался технологиями позже... «Мы неоднократно готовили для вузов проекты создания единой ИТ-службы, – рассказывает Михаил Алашкевич, – но чаще всего ситуация выливается в противостояние проректоров, курирующих те или иные сегменты ИТ-структуры».

Выход из сложившейся ситуации Алашкевич видит в едином подходе к построению ИТ-службы вуза: «Не обслуживание компьютеров в аудиториях или поддержание стабильной работы Интернета, а выстраивание единой комплексной ИТ-политики в части автоматизации бизнес-процессов вуза, в части информатизации отдельных подразделений, которым это нужно, в части разработки новых технологий и обеспечения ими учебного процесса (например, виртуальные лаборатории). Все это должно быть не в собственности одного факультета, а в ведении ИТ-службы вуза, действующей в русле определенной политики, и структурных подразделений, наполняющих информационную систему содержанием. Внятная ИТ-политика и единая ИТ-служба – залог успеха».

Внедрение информационных систем во все сферы управления вузом и организации вузовской жизни инициирует процесс внедрения серверных решений, которые позволяют экономить – за счет использования меньшего количества лицензий и меньших трудозатрат на поддержку.

В целом, вузам важно понять, что содержание образования видоизменяется.

– Теперь актуальными становятся, назовем их так, распределенные вузы, – поясняет Андрей Гусев. – Студенты хотят выбирать, когда и у кого (и даже в каком учебном заведении) прослушать курс. Нужно разрабатывать новую методологическую базу для такого «распределенного» образования. К сожалению, многие вузы в последние 10-15 лет из-за тотального дефицита финансирования не имели доступа к современным информационным технологиям и сегодня не представляют себе ни их возможностей, ни методов работы с ними. Чтобы научиться этому, нужны годы. Поэтому чаще всего разумнее привлекать для управления сложными информационными проектами профессионального ИТ-интегратора.

Что касается действий поставщиков ИТ-решений и интеграторов, то они, по мнению Михаила Алашкевича, должны глубже погружаться в нюансы образовательного процесса, а не пытаться предложить университетам то, что «залежалось на складах». Многие поставщики преуспели именно в продажах, но зачастую их решения отстают от реальных нужд вузов. Проблема в том, что, с одной стороны, вузы не всегда могут четко сформулировать свои потребности (потому что, опять же, нет единого видения развития ИТ), с другой – в ИТ-компаниях недостаточно специалистов, разбирающихся в сфере образования. Это процесс двусторонний: вузы должны формировать ИТ-службы с грамотными специалистами, в сотрудничестве с которыми ИТ-компании сумеют понять потребности вузов и найти лучшее решение.

Интеграторы сходятся во мнении: ИТ-компаниям необходимо идти по пути разработки и предложения вузам набора стандартных ИТ-средств – высокотехнологичных, эффективных и доступных по цене. «В итоге в области автоматизации вузов мы придем к ситуации, к которой пришел рынок ERP-систем, – проводит аналогию Андрей Гусев. – Сейчас для любого предприятия и в любом ценовом диапазоне есть готовое, относительно стандартизованное ERP-решение. Аналогичная ситуация должна сложиться и в сфере автоматизации образования, когда не нужно будет «шить костюм» заново под каждый вуз, а все вузы будут двигаться в общем мейнстриме, который задает государство в лице Федерального агентства по образованию и Министерства образования и науки с помощью создания четкой нормативной базы».

Вузы заинтересованы в системном подходе к проектам по автоматизации со стороны интеграторов – использовании принципов SOA при построении информационной инфраструктуры и интеграции уже существующих в вузе систем в решения, внедряемые интегратором. «Не стоит забывать и про удобство работы пользователей с внедряемыми системами, – напоминает Евгений Васильев. – Хорошим решением в этом случае может быть использование насыщенных интернет-приложений (RIA-технологии: Adobe Flex, Microsoft Silverlight и др.) для построения интерфейсов к системам».

Очевидно, что более или менее долгосрочная стратегия информатизации вузов может быть сформирована только при наличии внятных перспектив государственной политики в сфере высшего образования. «Государству необходимо начать формировать стандарты обучения в ИТ-среде, – считает Андрей Гусев. – Эти стандарты должны охватывать не только методику преподавания, но и вопросы подтверждения качества знаний, оплаты труда преподавателей, возможности перекрестного зачета знаний, полученных в других вузах и по другим программам. Важно, чтобы знания, подтвержденные в информационной системе, имели бы тот же вес и то же доверие, что и знания, полученные при очном обучении. Сейчас же, если студент изучил какой-то курс удаленно, ему приходится очно подтверждать свое образование – или же он получает только сертификат о прохождении курса, а не оценку в зачетке».

Важно, чтобы государство финансово поддерживало вузы, обеспечивая им возможности для проведения качественной автоматизации. Такая поддержка сейчас организована в рамках национального проекта «Образование». В нем вузам на конкурсной основе выдаются средства для реализации инновационных программ, в частности автоматизации учебных заведений.

Специфика высшей школы

Комплексная система автоматизации деятельности вуза складывается из информационных систем, автоматизирующих следующие участки и процессы:

  • системы электронного документооборота, автоматизации делопроизводства и контроля исполнения поручений и решений;
  • системы финансово-управленческого учета, автоматизации процессов бухгалтерского и бюджетного учета, расчета зарплат/стипендий, учета оплаты обучения;
  • системы управления персоналом, автоматизации учета и ведения личных дел работников, профессорско-преподавательского состава и обучающихся, учета абитуриентов;
  • системы поддержки организации и управления учебным процессом;
  • системы поддержки и организации дистанционного образования;
  • системы автоматизации библиотек, поддержки электронных библиотечных каталогов;
  • системы учета и управления научно-исследовательской деятельностью, включая системы управления проектами;
  • системы информационно-аналитической поддержки принятия стратегических решений высшим руководством организации для целей стратегического управления, в том числе через применение систем менеджмента качества;
  • системы управления контентом (CMS).

С учетом отраслевой специфики вузов можно дать несколько рекомендаций по выбору систем.

Система поддержки организации и управления учебным процессом

Эффективное управление учебным процессом должно осуществляться в нескольких направлениях. Светлана Лесневская выделяет три принципиальных момента, на которые необходимо обратить внимание при выборе системы. Во-первых, она должна поддерживать формирование расписания занятий (в том числе индивидуальных) с учетом занятости преподавательского состава и ресурсов аудиторного фонда. В ней должны присутствовать инструменты составления учебных планов, расчета педагогической нагрузки, планирования штатов сотрудников, штатного расписания преподавателей, работы аттестационной, экзаменационной, приемной комиссий и др. Во-вторых, система должна аккумулировать и анализировать всю необходимую информацию о студентах и выпускниках: результаты успеваемости, защита курсовых и дипломных проектов, проживание в общежитии, стипендии, картотека личных дел с сохранением истории и возможностью поиска информации о студенте по штрих-коду на любом из его документов (студенческий билет, зачетная книжка, личное дело), перемещение студентов в процессе обучения и дальнейшего трудоустройства. В-третьих, должны присутствовать функции регистрации абитуриентов, формирования расписания вступительных экзаменов и консультаций, получения статистики о ходе приемной кампании; должен поддерживаться весь пакет документов для работы приемной комиссии (протоколы, ведомости и т. д.).

Система учета и управления научно-исследовательской деятельностью, включая системы управления проектами

Система должна как минимум поддерживать функции управления заказами на выполнение работ, договорами, платежами, функции контроля состояния работ по заказу, планирования смет затрат по заказам, учета фактических затрат, учета трудоемкости собственных работ, анализа результатов деятельности вуза в сфере НИОКР.

Система информационно-аналитической поддержки принятия стратегических решений высшим руководством организации для целей стратегического управления, в том числе через применение систем менеджмента качества

«Построение на базе комплексной учетной системы решения для руководителя класса BI – это вершина проекта автоматизации, – говорит Светлана Лесневская. – Ведь, в сущности, главный потребитель информации в вузе – его ректор, на котором лежит основная ответственность за выбор стратегических решений».

Система должна позволять по ключевым для руководителя показателям оценить реальное состояние дел в учебном заведении, выявить тенденции, проанализировать возможные последствия управленческих решений, грамотно моделировать стратегию развития вуза».

Система поддержки и организации дистанционного образования (СДО)

Внедрение СДО актуально в нескольких случаях. Первое – если вузу сложно обеспечить постоянный приток очных студентов. Второе – если вуз имеет распределенную филиальную сеть и заботится об экономической эффективности своей деятельности. Очевидно, что направить в регион нескольких преподавателей более затратно, чем открыть доступ к информационной системе. Третье – вуз предоставляет обучение по большому числу специальностей, и у него не хватает преподавателей.

– Необходимо оценить масштаб будущего внедрения, – советует Андрей Гусев. – Так, можно создать систему обучения по определенному курсу, а можно построить комплексную систему, которая будет фактически эквивалентна очному обучению. Далее – этап выбора ИТ-системы. Для точечной автоматизации будет достаточно несложной системы заказной разработки или продукта класса Open Source. Если нужно создать достойный эквивалент высшему образованию, то понадобится ИТ-решение, которое способно охватить всю вертикаль образовательного процесса и может провести студента от первого курса до получения официального диплома.

Свободное или проприетарное?

Распространение свободного программного обеспечения – естественный процесс, который активно идет по всему миру. Обычно свободное ПО (а точнее, Open Source-проекты) было популярно именно в университетах. Вузы – это центр концентрации молодых, талантливых ищущих людей с большим количеством новых идей.

Однако творческий энтузиазм не единственный для вузов побудительный мотив к использованию Open Source. В условиях ограниченного финансирования учебных заведений несомненным достоинством является бесплатность свободного ПО. «Использование свободно распространяемого ПО – естественная реакция вузов на высокую стоимость лицензий проприетарных продуктов вендоров, – рассказывает Евгений Васильев. – И это очевидное преимущество свободного ПО. К плюсам можно также отнести большие возможности по настройке и усовершенствованию программы под свои собственные нужды – разумеется, при наличии соответствующих специалистов».

«В России более полутора тысяч вузов, и не все они достаточно крупные, чтобы инвестировать средства в комплексные ИТ-проекты, – подтверждает Михаил Алашкевич. – Ряд вузов, как региональных, так и некоторых столичных, может пока обходиться отдельными учетными системами и свободным ПО, и хорошо, что есть энтузиасты, которые все это внедряют, хорошо, что у вузов вообще есть интерес к использованию ИТ».

Но, несмотря на достоинства свободного ПО, ситуация с его использованием складывается неоднозначная. «Дело в том, что в процессе создания комплексных систем вузов используется как «открытое», так и коммерческое ПО, – объясняет Юрий Корюкин. – Кроме того, для учебного процесса требуется контент, учебные курсы, словарные базы, постоянное обновление этой информации. В конечном счете получается система, которую надо тиражировать, развивать, поддерживать. И назвать ее свободно распространяемым ПО просто нельзя, хотя бы имея в виду авторские права на содержательную часть систем и словарные базы. Поэтому на данном этапе тезис о бесплатности просто исчезает, а стоимость такой системы, как правило, не сильно зависит от того, использовались ли в ней компоненты Open Source или нет. С момента появления «живой» системы, которая принимается в эксплуатацию, она перестает относиться внутри предприятия к Open Source'ным, вне зависимости оттого, вуз это или коммерческая компания».

К минусам свободного ПО могут быть отнесены прежде всего недостаток функциональности и сложность интеграции с другими системами. Среди иных недостатков свободного ПО в сравнении с проприетарными аналогами эксперты отмечают отсутствие гарантированной технической поддержки, которую производитель софта оказывает своим пользователям, менее дружественные интерфейсы.

Важно отметить, что стоимость «промышленного» ПО для образовательных учреждений, как правило, тоже не очень высока. Большинство вендоров делают огромные скидки и специальные цены для образования. Наиболее затратными и трудоемкими являются процессы внедрения самой системы и настройки ее под конкретный вуз, перенос исторических данных и интеграция отдельных подсистем.

Однако многие эксперты прогнозируют рост использования вузами свободного ПО. «В перспективе объем использования СПО будет расти, и это позитивно скажется на автоматизации вузов, – уверен Андрей Гусев. – Использование СПО приводит к некоторой стандартизации. Речь идет не только о Linux и Open Office, но и об административно-управленческих системах на технологии Open Source, библиотечных и финансовых системах. На первый взгляд, это странно – говорить о стандартизации в привязке к свободно распространяемому ПО. Но хороший продукт найдет себе дорогу и станет стандартом де-факто. Так произошло на Западе, где определенные продукты СПО используются в сотнях вузов, в том числе в университетах Сорбонны, Гарварда, Оксфорда».

– Учитывая все за и против, – подводит итог Михаил Алашкевич, – можно сказать: свободное или несвободное ПО – не суть важно. Главное – чтобы это ПО соответствовало задачам вуза и их масштабу. Вопрос, как и раньше, в комплексности подхода и готовности университета выстраивать единую ИТ-политику. А объем инвестиций в реализацию этой политики может быть самым разным.

Елена Некрасова

Возврат к списку


Спасибо за интерес к группе «Астерос»! Чтобы мы могли предоставить вам информацию по теме «Alma mater», заполните, пожалуйста, поля «E-mail» или «Телефон».