Михаил Эренбург: «Мы воспользовались тактикой велогонок в кризис и удвоили свою долю на рынке»

Финанс

28 марта 2011г.

Михаил Эренбург

Михаил Эренбург, президент группы «Астерос».
Родился 16 июня 1979 года в Самаре.
Образование: РЭУ им. Г.В. Плеханова (1999).

Первые три года школы Михаил Эренбург почти не учился: приходил на уроки и читал книги. А затем экстерном перепрыгнул из третьего класса в шестой. «Это заслуга родителей, - объясняет он. - В какой-то момент мы переехали в новый микрорайон, и до детского сада, в который я ходил, нужно было ехать по 40 минут в одну сторону. Туда вез меня папа, обратно – мама. Папа отвечал за гуманитарную часть моего образования, а мама – за математическую. Такая подготовка в течение пары лет перед школой позволила достаточно комфортно чувствовать себя в начальных классах». Следующий «перескок» совершил в универе. Отучившись полгода в питерском Инжэконе, захотел перебраться в более перспективную Москву, однако мест на первом курсе «Плешки» не оказалось – пришлось сдавать экзамены сразу за два года и переводиться на второй. Особым предметом гордости Михаил считает работу по снижению издержек в РУСАЛе, где он провел около десяти лет. «Например, убедил руководство создать новое подразделение, занимающееся проектами по оптимизации разного рода задач с помощью матметодов, - вспоминает он. - Сделанный с помощь этих методов бизнес-план оказался на $6 млн в месяц дешевле, нежели без нововведений». Но в какой-то момент предпринимательская жилка взяла верх: захотелось быть не просто наемным работником, но и акционером. Это и привело в группу «Асторос», где Михаил стал миноритарием и возглавил компанию. Планы на будущее строит довольно амбициозные: в течение пяти лет вывести группу в лидеры российского рынка по ряду ключевых направлений. «Впрочем, уже сейчас мы добились определенных успехов, - рассказывает президент «Астероса». - Например, в сфере оснащения аэропортов, на рынках России, СНГ и Восточной Европы мы конкурируем только с международными компаниями. Как минимум, еще в 5-6 областях через пять лет обретем такие же успехи».


Михаил Эренбург:
«Мы воспользовались тактикой велогонок в кризис и удвоили свою долю на рынке»
Президента группы «Астерос» всегда тянуло к предпринимательству: еще будучи студентом, организовал сокурсникам из «Плешки» скидки в различных магазинах. Усилий это особо не требовало, а деньги приносило. Теперь, став миноритарием «Астероса», он намерен вывести компанию в число лидеров международного рынка.

- Михаил, Вы окончили школу в 15 лет. Как Вам это удалось?

- Думаю, что это в основном заслуга родителей. В какой-то момент мы переехали в новый микрорайон, и до детского сада, в который я ходил, нужно было ехать по 40 минут в одну сторону. Туда вез меня папа, обратно – мама. Папа отвечал за гуманитарную часть моего образования, а мама – за математическую. Такая подготовка в течение пары лет перед школой позволила достаточно комфортно чувствовать себя в начальных классах. Мне разрешали особо не учиться: первые три года приходил на уроки и читал книжки. А поскольку тогда было популярно сдавать экстерном, я решил попробовать. Из третьего все переходили в пятый класс, а я позанимался летом, сдал экзамены и «перепрыгнул» в шестой. К моменту окончания школы формально мне было 15 лет, но спустя полтора месяца я справил свое 16-летие.

- Как выбрали вуз?

- Я учился в гимназии №1 в Самаре, где был по-настоящему фантастический директор, который собственно ее создал. Он был сторонником прогрессивных подходов к образованию: нас не столько «пичкали» знаниями, сколько учили свободно мыслить, иметь свою точку зрения. Плюс всяческие инициативы школьников активно поддерживались руководством гимназии: мы создали собственное радио, телевидение, организовали КВН. Школа была очень хорошая и на различных конкурсах занимала лидирующие места по России. В старших классах нужно было выбирать, гуманитарий ты или математик. Я выбрал первое и получил возможность поступать в вуз, сдавая экзамены прямо в школе. Прошел на юрфак в Самарский государственный университет, куда готовился последние два года.
В то же время так получилось, что пятеро выпускников нашей гимназии годом ранее уехали учиться в Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет (Инжэкон) и стали лучшими студентами на потоке. Руководство вуза заинтересовалось нашей школой, в которой учатся такие уникальные дети . Они приехали в гимназию и организовали у нас экзамены для поступления в Инжэкон, причем не разбирали, в каком классе ты учишься – гуманитарном или математическом. И я поступил.
Дальше передо мной встал серьезный выбор: либо идти на юрфак в Самаре, либо уезжать учиться в Питер на инженерно-экономический факультет с серьезной математической спецификой. Остановился на Санкт-Петербурге.

- Но ведь Вы изначально выбрали гуманитарное образование…

- Передумал. Мне Питер очень понравился. Выбор был крайне непростой и, чтобы его сделать, я поехал в северную столицу посмотреть институт. Конечно, сильное влияние на меня оказали ребята, которые там уже учились. Плюс Санкт-Петербург открывал больше возможностей, нежели Самара. Так там и остался. Жил в общежитии. Совершенно чудесные полгода жизни.

- Затем перевелись в «Плешку»?

- К тому моменту отец переехал в Москву и уже какое-то время жил в столице. И кон уговорил меня перебраться к нему –весь бизнес в столице.
Стали смотреть, куда пойти учиться и остановились на «Плешке», но у них не было мест на первом курсе, зато были на втором. В деканате посоветовали приехать через год и переводиться на второй курс: к тому моменту кого-то отсеют и места освободятся. Но ждать не стал. Еще раз совершил «перескок»: в Инжэконе сдал экзамены сразу за два года и перевелся в РЭУ им. Плеханова на второй курс.

- Работать пошли сразу же?

- Работать пошел на третьем курсе в «Сибирский алюминий». Тогда там работал отец и порекомендовал меня начальству. Потом папа из компании ушел, а я остался, проработав до 4 курса. Уволившись, стал параллельно с учебой заниматься предпринимательской деятельностью. В частности, организовал для студентов «Плешки» скидки в разных магазинах – раньше ведь скидочных карточек не было. Это приносило какие-то деньги, но не требовало особых усилий.

- Как дальше развивалась Ваша карьера?

- После окончания университета многие ребята пошли в МИД (туда выпускников моего факультета международных экономических отношений брали очень охотно). А меня позвали обратно в «Сибирский алюминий». Компания в тот момент открывала офис в Америке, который должен был торговать продукцией из алюминия, произведенной на Самарском металлургическом заводе, рядом с которым я родился и когда-то жил. Поскольку я хорошо знал этот завод, свободно говорил по-английски и окончил университет по специализации «международная экономика», меня с охотой взяли на роль менеджера по обслуживанию клиентов в нью-йоркский офис. И я туда поехал, чтобы осуществлять связь с родиной – Самарой и Москвой. Занимался там не продажей, а организацией процесса производства под заказ и доставки.
В Штатах я узнал про МВА. И даже поступил в нью-йоркскую бизнес-школу. Поступил в феврале и должен был в сентябре начать обучение. Но в этот момент образовался «Русский алюминий», и меня пригласили работать в Москву в эту компанию. Подумал, что лет мне еще мало, МВА никуда не денется, поэтому вернулся в Россию. В том числе еще и из патриотических соображений. Очень хотелось делать что-то позитивное на родине.

- Кем устроились в РУСАЛ?

- Приехал я на должность начальника отдела сырья в департаменте транспорта и логистики, а спустя десять лет стал исполнительным директором компании.

- И чем там занимались?

- Моя задача была помочь только-только сформированной компании организовать огромные логистические потоки. Дело в том, что выпуск алюминия сосредоточен в Сибири, а сырья для его производства (боксит) в России нет, приходится импортировать из Африки, Новой Гвинеи, Австралии, Южной Америки. Боксит в различных местах обогащается и затем в виде полуфабриката (глинозем) для производства алюминия везется на заводы. После чего произведенный алюминий обычно отправляется на экспорт. Моя задача была организовать логистику внутри РУСАЛа, чем занимался год-полтора.
Кроме того, поступая на МВА, я заинтересовался использованием математических методов в решении логистических задач. Тогда я набрался в этом опыта и стал матметоды применять в собственной работе. Причем не только в своем подразделении, но и в «соседних». Получилось так что сделанный с помощь этих методов бизнес-план, оказался на $6 млн в месяц дешевле, нежели без нововведений. Но проект в основном касался не моего подразделения, а смежного, связанного с глиноземом. (Я сначала занимался всем сырьем, кроме глинозема). Сделав это для глинозема, через две недели я уже возглавлял все сырьевое направление внутри департамента транспорта и логистики.
Между тем, использование матметдов мне так понравилось, что в какой-то момент мне даже удалось убедить руководство в необходимости создания внутреннего подразделения, которое бы занималось проектами в области оптимизации разного рода задач с помощью инструментария, включающего в себя эти математические методы. Около года я этим и занимался. Моя зарплата, как и бюджет всего подразделения, на 100% зависели от результатов деятельности.. Иными словами, я получал проценты от экономии.

- Что стало следующим этапом Вашей карьеры?

- Я опять поступил на МВА в университет Карнеги-Меллон и, как честный человек, предупредил об этом руководство. Но недели через две в разрез планам мне предложили возглавить проект по внедрению информационной системы ERP. Это было крайне неожиданное предложение: никакого отношения я к IT тогда не имел. Этот проект поручили мне, потому что главным было не понимание информационных технологий, а умение организовать процесс, чем я последние несколько лет только и занимался и уже успел всем надоесть с оптимизацией разных процессов.. Еще до его завершения внедрения информационной системы я стал IT-директором. В этой роли я существовал до июля 2006 года.
К тому моменту РУСАЛ принял дивизиональную структуру. Алюминиевый дивизион был самым главным. Туда меня и пригласили на пост исполнительного директора. Я отвечал за производство, логистику, снабжение, то есть целиком за себестоимость алюминиевого производства, что напрямую влияло на экономику компании и ее технико-экономические показатели.

- Хороших результатов удалось добиться?

- Да. В РУСАЛе на тот момент было четыре алюминиевых завода. По трем из них удалось добиться лучших результатов за всю историю. Причем эти выдающиеся показатели держались не один-два месяца, а постоянно. Улучшение фиксировалось каждый месяц. Особенно больших успехов достигли на Братском алюминиевом заводе.

- Как получилось, что Вы ушли из РУСАЛа?

- РУСАЛ – великая компания и я ей очень благодарен, но надо же раз в 10 лет что-то менять в жизни!

- Из РУСАЛаперешли в «Астерос». Почему именно сюда?

- Во-первых, мне очень нравилась сама индустрия. IT – высокоинтеллектуальная отрасль, где не было никаких активов, которые кто-то забрал и которые были построены при СССР. Все, что здесь создается, создается с нуля. И люди внутри сектора интересные. На них собственно весь бизнес и завязан.
Когда я был IT-шником в РУСАЛе, то выделял несколько компаний на рынке, которые, на мой взгляд, в перспективе должны были достигнуть самого большого успеха. И группа «Астерос» (тогда – «Би-Эй-Си») была одной из этих компаний. Основного владельца – Юрия Бякова – тоже хорошо знал. У нас не было совместных проектов («Би-Эй-Си» не входил в пятерку поставщиков РУСАЛа), но сложились очень хорошие отношения. Мы встретились, поговорили и обо всем договорились. Я ушел в «Астерос», стал в ней партнером, миноритарным акционером и возглавил компанию. И теперь занимаюсь тем, чем давно хотел.

- Какие цели ставите в развитии компании?

- Мы хотим в течение пяти лет стать международной компанией, лучшей по ряду ключевых для нас направлений. Впрочем, уже сейчас мы добились определенных успехов. Например, в сфере оснащения аэропортов, на рынках России, СНГ и Восточной Европы мы конкурируем только с международными компаниями. Наши знания, наша индустриальная экспертиза позволяют нам это делать. Как минимум, еще в 5-6 областях за пять лет мы обретем такие же успехи. И вскоре будем насколько хороши, что станем сравнивать себя не с российскими игроками, а с крупным участниками международного рынка.

- Расскажите о перспективах IT-рынка.

- Рынок IT пережил очень сложные времена. В 2009 году рынок упал на 35%, при этом мы продолжали расти. Конечно, кризис и на нас отразился: «Астерос» вырос не на 50% как ранее, а всего лишь на 10%. Но при этом группа вдвое увеличила долю рынка. Так в велогонках уверенные в своих силах и амбициозные спортсмены обгоняют своих конкурентов на самых сложных участках трассы – на подъеме или повороте. Мы тоже воспользовались этой тактикой. Отрасль очень фрагментирована, поэтому возможностей для роста много. Можно находить новые ниши. При этом наша компания достаточно гибкая, чтобы быстро менять свою стратегию и выходить новые рынки.

- Что считаете самым большим успехом в карьере?

- В РУСАЛе это снижение издержек. Мы провели совершенно фантастическую работу, и в кризис, в жестокой внешней ситуации остались самой эффективной алюминиевой компанией в мире. А сделать это самой крупной компании вдвойне тяжело.

- Были ли неудачи в бизнесе?

- Несколько раз в жизни возникали крайне тяжелые психологические моменты, когда казалось, что ничего не получается. Но обычно они выливались во что-то хорошее. Например, когда я только приехал в РУСАЛ и стал начальником, у меня было 5-6 человек в подчинении, но я все делал сам. И в какой-то момент меня просто перестало хватать. Получалось, что я отличный специалист и никудышний менеджер! Можно, конечно, говорить, что подчиненные плохие, но я же их и нанял. Поэтому дело точно во мне. Вот это понимание, что любая проблема в тебе, заставляет совершенствоваться. Поэтому неудача, по сути, это обратная сторона удачи.

- Как проходит рабочий день?

- Абсолютно по-разному. Один день вообще не похож на другой. Бывают дни, целиком посвященные исключительно внутренним процессам, совещаниям; бывают дни, занятые встречами с клиентами и какой-то внешней работой; а бывают дни, когда я что-то обдумываю. Обычно это выходные.

- Хобби, спорт.

- Очень нравится пейнтбол. Это адреналин. Наверно, если бы родился в другое время в другом месте, наверняка был бы военным. Но самый тяжелый процесс – выкроить время на самого себя. Среди хобби есть еще шахматы. У меня вся семья – заядлые шахматисты, поэтому я тоже немного играю. Третье увлечение, пожалуй, путешествия. Наверно, как и все, мечтаю когда-нибудь иметь достаточно времени, чтобы посвящать его посещению различных стран.

- Что бы вы посоветовали молодым людям, начинающим сейчас делать карьеру, чтобы добиться успеха?

- Не стоит верить в легкий успех. Весь мой жизненный опыт говорит, что случайностей не бывает. Среди моих знакомых очень много богатых и успешных людей, но я не знаю ни одного, которому бы это досталось случайно. Это все плод конкретной серьезной работы, развития качеств, веры в свои идеи.

Возврат к списку


Спасибо за интерес к группе «Астерос»! Чтобы мы могли предоставить вам информацию по теме «Михаил Эренбург: «Мы воспользовались тактикой велогонок в кризис и удвоили свою долю на рынке»», заполните, пожалуйста, поля «E-mail» или «Телефон».